los123 (los123) wrote,
los123
los123

Categories:

Еврейство

С одной стороны вроде все «ясно» - меня рвет от любого расизма, который так свойственен евреям, я действительно искренне верю во все, что писал про евреев и мне все описанные проявления крайне неприятны. Я натурально сбежал из Израиля, потому что не мог находиться в такой атмосфере – я ненавидел всех и все – надменность, неприкрытый расизм, полное пренебрежение даже к самим евреям со стороны других израильтян, взаимная неприязнь друг к другу различных этнических групп, жадность, агрессивность и крикливость общения, самолюбование характерными национальными чертами, ненависть ко всем не-евреям, культ армии. Я ненавидел то, что меня заставляли за это убожество еще и воевать, и ненавидел жару, от которой было никуда не деться. Я точно знаю, что мне все это не нравилось на 100, мне не нужно было никакой практики, чтобы самому себе честно сказать – я не хочу быть частью этого ни на секунду.

Но я начал замечать, что 'что-то неприятное копошиться', когда идет обсуждение о евреях.
Сначала я заметил такой механизм:
Страх непредсказуемых реакций. Например, когда Пайтан целовался с Волцицей, я не фиксировал ревности, но был страх, что ревность может и «должна» появиться. Я считал, что не могу быть от нее свободным, и поэтому она вот-вот появится. То же самое с обсуждениями про евреев – я считал, что не могу быть полностью от этого свободным, поэтому вот-вот должно появится желание их защищать.
Затем стало ясно, что это не оно. У меня не появляется желание их защищать ни при каких обстоятельствах, и прошло достаточно времени, чтобы сказать – страхи о том, что это желание появится – параноидальные.
На этом я поставил точку, вроде все ясно.
Затем другая ошибка – «если не могу различить -то значит этого нет». Ошибка в том, что восприятие я считаю различенным тогда, когда есть отчетливая рассудочная ясность о том из чего оно состоит. Это, конечно спасительный бред – таким образом себя очень легко обмануть. Есть до фига из того, что я фиксирую, но ясными словами для себя описать не могу.
На этом я поставил точку, пока не стал читать обсуждение еврейства в блоге бо. Все равно, что-то неприятное остается от чтения.
Следующая ошибка – я столько раз говорил, что национальность для меня не имеет никакого значения, что я в это уверовал. Логика, конечно, классная – если я столько раз говорил это самому себе и не видел в этом логических противоречий, то значит это правда. Правда в другом – в том, что неприятный осадок от обсуждения все равно остается. Сегодня возникло что-то вроде отчаяния – я просто сел на тротуар и сказал себе – блин, ну что же это такое, что это может быть?
Реакция меня удивила – у меня в вд прозвучала фраза 'я ненавижу себя за то, что я еврей'. Сначала возникла мгновенная вспышка ясности – 'вот оно', затем возникло сильное сомнение – 'не может быть'. Но чем больше я об этом думаю, тем сильнее уверенность, что я попал в точку.

1. Я считаю, что есть куча сформированных годами механизмов, которые сейчас не различаются именно из-за длительной привычки их испытывать. Я отчетливо помню случай из детства – первый или второй класс, я стою на школьном крыльце, и говорю однокласснику:
- Хочешь, я тебе что-то скажу ужасное и неприятное?
- Давай…
- Моя мать – еврейка.
Это ведь и значит, что с самого раннего возраста я испытывал стыд за то, что имею отношение к евреям. Для меня это было всегда как позорное пятно биографии, от которого хотелось отмазаться, это всегда было то, что хотелось скрывать от остальных, и если уж приходилось говорить об этом, то всегда с оговоркой, что 'я к этому не имею никакого отношения'. Это неприятие еврейства было таким сильным, что, несмотря на сильнейший стыд так говорить о матери и несмотря на мысли о том, что я ее предаю, я все же решился об этом сказать однокласснику. Я решился об этом сказать, только для того чтобы отмежеваться от принадлежности к евреям.
То что со мной никогда не обсуждали никкаих еврейских тем, религии, и даже перинадлежности к этой национальности всегда было для меня аргументом, что я рос в среде, где это не имело никакого значения. Как раз наоборот - со мной никто никогда не говорил об этом именно потому что это хотели скрывать, это считалось позорным, об этом следовало молчать.
2. Я воспитывался в среде, где мне постоянно доказывали, какое я неспособное ни на что дерьмо, у которого руки растут из жопы, и который настолько ничего не понимает, что единственный способ с этим бороться – это выбить из меня мою тупость.
Какая у меня сформировалась реакция на все это? Ненависть к себе, за то что я такой. Для меня этот механизм очевиден. Тогда почему я так сопротивляюсь идее, что я могу ненавидеть себя за то, что я еврей, я ведь это считал позорным.
Это просто неверно предполагать, что механизм, работавший во всех остальных случаях, в случае с национальностью дал сбой.
3. Одно из самых болезненных для меня восприятий всегда был стыд. Я очень стеснялся девочек, и всегда перед ними краснел. Я ненавидел себя за такие реакции, и ненавидел еще больше, когда понимал, что нет ничего, что я могу сделать, чтобы это изменить. Я перебирал все что возможно, и самым «эффективным» способом противодействия для меня стало испытывать чувство презрения и чувства превосходства по отношению к ним – 'они ничтожества, они просто глупые куклы, перед ними можно не краснеть'. Для меня этот механизм «работал».
Но ведь это и значит, что во всех ситуациях, когда у меня возникает интенсивный стыд, я буду действовать также – отрицать, что стыд есть, втайне ненавидя себя за то, что мне это свойственно.
Ситуация с еврейством всегда сопровождалось стыдом, я с детства воспринимал это как тайный грех, а значит и ненавидел себя за это. Я никогда себе в этом не признавался, а значит этот механизм действует и сейчас, поэтому нет ничего странного и удивительного, что и сейчас я себя за это ненавижу.
4. Что я делал всегда, чтобы отделиться от неприятной мне группы людей ? Я начинал их ненавидеть за их качества. Мне это всегда казалось единственной вомзожностью удостовериться для самого себя, что я не такой как они. Я всегда ненавидел гопников, они мне казалось недочеловеками, я никогда не понимал, как можно вот так просто от нечего делать и ради садистского удовольствия бить людей. Я сказал себе – я никогда не буду гопником, мне все это глубоко противно.
С еврейством сложнее – я не мог себе сказать «я никогда не буду евреем», так считал, что от этого отказаться невозможно, это гены. Я считал эту ситуацию безвыходной, поэтому и стал себя ненавидеть за принадлежность к людям, которые всеми осуждаемы и ненавидимы.
5. В этом я не уверен, но это мне кажется очень вероятным – я с одной стороны нагромоздил себе кучу концепций о всеобщем равенстве людей, с другой стороны – сформировался постоянный антагонизм к людям и желание себя защищать.
Я никогда не знал, как себя защищать (это скорей всего сформировано чувством постоянного бессилия по отношению к отцу) – как результат - желание держаться подальше и быть в изоляции.

Все, что я перечислил – это вытесняемые мысли и механизмы. «Поверх» них у меня всегда была куча спасительных социальных концепций – все люди равны, национальность не имеет никакого значения, евреи такие же люди, как и все остальные, главное в человеке не национальность, а то, что он думает, и то, во что он верит, делить людей на национальности – это фашизм, все люди заслуживают равные шансы. Этими концепциями было легко скрывать ненависть к себе.
Для меня это открытие – когда встречаешь еврея вот с такими концепциями, то есть основания предполагать в нем не 'истинного гуманиста, свободного от еврейских концепций', а ненавидящего себя за еврейство человека, который такими концепциями спасается от негативных эмоций. Я считаю, что это применимо не только к еврейству – такое противоречие между поддерживаемыми концепциями и отношению к себе можно ожидать от любых меньшинств, геев в том числе.

Вопрос к евреям - считаешь ли ты что подавляемая ненависть к себе за принадлежность к еврейству тебе тоже свойственна?
Tags: Иудаизм, Наблюдения, Разборы концепций
Subscribe

  • Биографии

    Так получается, что люди почему-то доверяют биографиям - видимо это происходит потому, что рассказ человека воспринимается как свидетельство…

  • Ясности о ненависти к себе

    1. Я ненавижу себя так, как меня ненавидели другие люди. (Мне не за что себя ненавидеть – это их ненависть, не моя). 2. Когда я ненавижу себя, я…

  • Влюбленность и деградация личности

    Вика - пупсятая девчонка, которая любит скалолазание, ей очень нравится путешествовать и заглядываться на парней. У нее классное тельце, и ей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

  • Биографии

    Так получается, что люди почему-то доверяют биографиям - видимо это происходит потому, что рассказ человека воспринимается как свидетельство…

  • Ясности о ненависти к себе

    1. Я ненавижу себя так, как меня ненавидели другие люди. (Мне не за что себя ненавидеть – это их ненависть, не моя). 2. Когда я ненавижу себя, я…

  • Влюбленность и деградация личности

    Вика - пупсятая девчонка, которая любит скалолазание, ей очень нравится путешествовать и заглядываться на парней. У нее классное тельце, и ей…